Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

веер

Дмитрий Сергеевич Худяков.

24 декабря не стало Дмитрия Сергеевича Худякова.
Для тех, кто живет или жил в Саратовской области это имя многое скажет. Много лет он вел по местному тв передачу "Не за тридевять земель". Очень интересная краеведческая программа. (Сейчас почему то слово краевед приобрело какой то анекдотиичный смысл) но этот человек был именно Краевед с большой буквы. И программа его была, конечно в первую очередь для детей, но интересна и взрослым. Вел Дмитрий Сергеевич свою передачу без заигрывания, без всяких спецэффектов, просто и серьезно. Много рассказывал про всякие палеонтологические, археологические находки. Здесь есть остатки мелового периода , я точно не знаю может и других тоже. Дмитрий Сергеевич зачитывал писем от детей, с фотографиями находок всяких окаменелостей. Всегда объяснял что и как. Когда жил тот или иной аммонит или кто-то в этом роде. Называлось эта часть передачи " Путешествие по берегам морей, которых никто никогда не видел ". И у нас есть дома окаменелости, а как же. Сын привозил из путешествий по области и снами поделился.
Сама программа выходила в эфир со 2 октября 1960 года и транслировалась без перерыва с периодичностью два раза в месяц более 50 лет. (Я не знаю идет ли она сейчас, но наши дети пока были школьниками смотрели ее с интересом и я тоже.)
Вот не стало Дмитрия Сергеевича. Думаю многие тысячи людей вспомнят о нем только хорошим словом.
веер

Семейные рецепты с историями. Пряничный домик.




Повторю свой прошлогодний рассказ, чтобы напомнить себе и вам почему надо обязательно испечь к Рождеству или на Новый год пряничный домик .
Елка на новый год нарядная, сверкающая (у нас например, еще и ветками покачивает) сама по себе радость. Но, когда под елкой появляется пряничный домик – это уже совсем другой поворот.
Во-первых это уже не просто нарядная елка, а уже кусочек волшебного леса. В приоткрытую дверь домика можно заглянуть и каждый увидит там что захочет. Кто добрую бабку Ежку, кто лесовичка, а может и самого Деда Мороза.
Во-вторых ,елка теперь не только подмигивает лампочками и смущает висящими на ней конфетами, но и пахнет ванилином, корицей, вкусным пряником.
В-третьих знаете как здорово, утащить когда мама не видит какой нибудь леденец с домика, он гораздо вкуснее конфет из подарка...или например съесть трубу. Вы ели , когда нибудь печные трубы? То- то же…(Вот интересно почему то именно с труб всегда начиналось поедание домика)
В-четвертых, Пряничный домик это не только украшение ,но и энное количество грамм вкусной выпечки . Когда уже все праздники позади, и приелись конфеты, можно его съесть, за чаем вспоминая самые интересные моменты Нового года – это еще один плюс.
И в-пятых, в-шестых…И в-девяносто девятых , а наверное все таки во- первых - пряничный домик это всегда праздник.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )
веер

Сеем-веем, посеваем, с Новым Годом поздравляем, открывайте сундучки, доставайте пятачки.

Сразу скажу в нашем детстве этого не было. Совсем. Новый год был всегда таким сказочным праздником, и подготовка, и елка, и подарки - все замечательно и волшебно. Святок не помню. У Оли спросила, тоже не помнит.
Первый раз столкнулась узнала об этих обычаях, когда вышла замуж и переехала в деревню. Было странно и необычно, приходят посторонние люди, нарядившись абы как, разбрасывают по дому пшеницу ( а самые вредные - просо), а я еще должна их за стол усадить, угощать и привечать. Но все оказалось Collapse )
веер

А.И. Эртель "Гарденины"

Осенью жизнь замирала, оставалось слушать, как шумит ветер, гоняя перекати-поле по степи, как идут непрерывные унылые дожди, бормочет и шепчет вершинами оголенный лес, да смотреть на свинцовое небо, на поблекшую и мокрую траву, на сердито вздутый Битюк. Зимою еще того скучнее становилось на хуторе: сугробы со всех сторон облегали постройки, вьюги и метели наводили тоску, открытый северному ветру лес гудел мрачно и зловеще, по ночам выли волки. Вообще зверье становилось до того неистовым, что даже среди дня подступало к хутору и, случалось, разрывало хуторских собак у самых окон занесенного снегом флигелька. Чтобы жить здесь круглый год, не бояться волков, ненастья, лихих людей, скуки надрывающего шума лесного и унылых завываний метели, и притом, чтобы жить в полном одиночестве и уединении, казалось бы, нужен был человек с особенно аскетическими наклонностями, человек, приверженный к серьезному размышлению, к истязаниям плоти, - одним словом, такой человек, который бы совершенно разочаровался в соблазнах и сквернах мира и только бы и мечтал о "матери-пустыне". А между тем, по странному распоряжению судьбы, круглый год жил на хуторе - в качестве приказчика, ключника и сторожа вместе - развеселый человек, известный на добрые сорок верст, в ближних и дальних селах, под именем Ерника.
веер

Бусон. О конце года.

Люди бегут на стогны, прельщаясь мыслями о славе и выгоде, тонут в море страстей, истязают себя, о том забывая, что жизнь имеет пределы .
Особенно же удручают ночи в исходе года, словами не выразишь, сколь они тягостны: люди бродят по улицам, стуча в чужие ворота, громко кричат, бранятся, носятся, почти не касаясь земли ногами, ужасно! И как мне, недостойному, вырваться из этих пыльных пределов мирской тщеты? "Вот и старый кончается год, а на мне дорожная шляпа и сандалии на ногах"... Когда, притулившись где-нибудь в углу, я тихонько распеваю эти строки, необыкновенный покой нисходит в душу. "Вот если бы и я так мог!" - вздыхаю почтительно, и такие минуты укрепляют дух не хуже, чем Великое Созерцание.

Старец Басе покинул наш мир, старца Басе больше нет. Годы же по-прежнему уходят, по-прежнему приходят.
Ушел Басе.
И с тех пор все никак не может
Кончиться год.

<не датируется>

(Перевод Т.Л.Соколова Делюсина)
веер

А сегодня

утром, когда чай пила, лебеди за окном пролетали. Шли на снижение. Они тут неподалеку на речку опустились. Два белых и три подростка сереньких. Может быть семья?
Должна сказать в этом что-то есть. Сидишь, пьешь спокойно чай, грустишь, что вот конфеты "Чио Рио" закончились, а до пенсии еще два дня. И вдруг лебеди за окном. Иногда кажется, что это две параллельных реальности. Утро было пасмурным и серым, а крылья при взмахах все равно сияли каким-то светом. Как им это удается?

(Но без "Чио Рио" все равно грустно.)
веер

***

Кажется сегодня у нас бабье лето закончилось. (И хорошо, сколько можно.)
На улице сильный ветер, листву с деревьев сдувает и уносит в соседский двор. Наблюдала за сорокой, пыталась взлететь против ветра. Никак не удавалось, видимо поняв бесплодность попыток, сорока развернулась и полетела, подгоняемая ветром туда, куда и листья, в сторону соседского двора.
Пыль несется по дорогам. (И зачем только я окна помыла снаружи, все опять пыльные).
Южный ветер. Голова болит, чувство тревоги, и нет никакого настроения. (Ну ничего. Держись, Лара, скоро ноябрь. Будет и на твоей улице праздник)
Пока еще +18. Но с завтрашнего дня вроде похолодание начнется и дожди.
веер

Кэнко-Хоси " Записки от скуки ".

VII

...Если бы человеческая жизнь была вечной и не исчезала бы в один прекрасный день, подобно росе на равнине Ада-си, и не рассеивалась бы, как дым над горой Торибэ, не было бы в ней столько скрытого очарования. В мире замечательно именно непостоянство.

Посмотрите на тех, кто обладает жизнью,- человеческая жизнь самая длинная. Есть существа вроде поденки, что умирает, не дождавшись вечера, и вроде летней цикады, что не ведает ни весны, ни осени. Достаточно долог даже год, если его прожить спокойно.

Если ты жалеешь, что не насытился вдоволь жизнью, то, и тысячу лет прожив, будешь испытывать чувство, будто твоя жизнь была подобна краткому сну. Что ты, долговечный, станешь делать в этом мире, дождавшись, когда облик твой станет безобразным! «Если жизнь длинна, много примешь стыда», поэтому лучше всего умереть, не дожив до сорока лет.

Когда переступаешь этот порог, перестаешь стыдиться своего вида: тянешься к людям и на закате дней печешься лишь о потомках, хочешь дожить до их блестящего будущего: лишь мирскими страстями одержима твоя душа, но сам ты перестаешь постигать очарование вещей – это ужасно.

***

Ничто так не приводит в смятение людские сердца, как...


Ёсида Кэнко (1330—1332)
Переводчик: В. Н. Горегляд